No Image

Я и моя собака зоо рассказы

3 просмотров
10 марта 2020

По необъяснимому стечению обстоятельств, всякий раз, когда они предавались любви, в спальню забегал любимец хозяйки, очаровательная длинношерстная такса Эдик. Торопливо частя коготками по лакированному паркету, любопытная собачонка шустро запрыгивала на возвышавшееся возле стены кресло, вытягивалась шнурком и, укладывая вислоухую головенку на короткие плюшевые лапы, принималась следить за разворачивающимся на ее глазах действом. Эдику было интересно наблюдать за тем, чего ему самому не хватало в его сытной, но, увы, скучной и бедной на события жизни. Занятая собою хозяйка не удосуживалась устроить личную жизнь Эдика, а его робкие попытки заигрывания с дворовыми суками, выпадавшие в часы скоротечных гуляний, жестко пресекались. Присутствие озабоченной собаки поначалу немало раздражало Андрея, но со временем тот привык к невинной причуде любовницы и перестал отвлекаться на таксу.

В один из своих приходов, когда Марина задержалась в ванной, а он, расслабленно раскинувшись на простынях, задумчиво дымил сигаретой, печально взирая, как сникает его верный товарищ, Эдик смело перебрался на кровать и, уткнувшись ищущим носом в причинное место Андрея, начал нежно облизывать его языком. Собака проделывала это так трепетно и нежно, что он даже не успел испугаться. – Ну, ты даешь, Эдик! Ориентацию поменял, что ли? – пожурил пса Андрюша, трепля собаку по лоснящейся холке. – Ого! Я вижу, вы тут без меня спелись! – с радостным удивлением воскликнула благоухающая лавандой и пропустившая факт адюльтера Марина, усаживаясь на краю кровати и целуя собаку в умильную от довольства морду.

На исходе недели Андрей снова навестил любовницу. Эдик уже был на стреме и как только мужчина остался один на еще не остывшем от любовных утех ложе, пес тотчас залез под одеяло и решительно овладел достоинствами Андрея. Сказать, что своеобразное увлечение похотливой собачки сильно докучало ему или вовсе, было неприятно, значит, было сказать неправду. Андрюше нравились прихотливые экзерсисы Эдика, а со временем, он стал даже испытывать нечто вроде сублимированного оргазма. Песик так самозабвенно работал языком, что даже в ласках Марины он находил меньше нежности и порыва. Теперь Андрей сам запускал в спальню собаку, и как только партнерша уединялась в ванной, с удовольствием предоставлял в распоряжение Эдика предмет его вожделений.

Так прошел месяц, а может и два. Однажды Марина объявила, что уезжает в командировку, и попросила взять на себя заботы об Эдике. Предвкушая приятное времяпровождение, тот согласился не раздумывая. Однако странное дело! Пыл собачки куда-то иссяк, он был явно не тот, как при любовнице! Пса более не привлекал бывший не в употреблении и потерявший свою былую стать, сухой хилятик Андрея. Раз, коснувшись его языком, он равнодушно отворачивал морду и брался наводить марафет на собственных лапах. – Ах ты, наглый маленький извращенец! – искренне возмутился Андрей, досадуя на собаку. – Ладно, посмотрим, что ты на это скажешь! – шелестя глянцевым журналом, заговорщицки подмигнул он таксе. Лицезрение обнаженных красоток в отвязных приглашающих позах и нехитрые манипуляции с собственным естеством сделали свое дело. Эдик теперь не воротил носа, а вскоре настолько преуспел в своем мастерстве, что поцелуи Марины меркли перед его искусством.

Она вернулась, когда их роман с Эдиком был в самом разгаре. Оставаться у нее дальше, как говорится, с далеко идущими намерениями, не входило в планы Андрея и он снова стал приходить к ней по выходным и средам. Привычка регулярно получать то, что давал благодарный песик, сыграла с ним злую шутку. Тяжелый грипп, сваливший Марину, и приезд к ней встревоженной матери надолго разлучили любовников. К третьей недели вынужденного поста Андрей не находил себе места, стал нервным и раздражительным, начал выпивать и помногу. В один из таких вечеров его затуманенный взор неожиданно упал на добропорядочного кота Филимона, мирно посапывающего в углу дивана.

– А чем мой Филя хуже ее Эдика? Уж меня то он всяко не меньше любит! – блестящая мысль озарила помраченное сознание Андрея и он расстегнул штаны. Болтающаяся перед Филькиным носом аппетитно выглядевшая сосиска разбудила прожорливое создание. Молниеносный прыжок и . когти, а потом и зубы котяры впились туда, куда они, извините, впились. На этом любовь Андрюши к животным закончилась, а вместе с нею исчезли без следа и его продвинутые фантазии. Выписавшись из больницы, он женился на Марине, а порочного Эдика вместе с бессовестным Филькой отправили на перевоспитание к теще.

МОЙ ЛАСКОВЫЙ И НЕЖНЫЙ ЗВЕРЬ

Вообще-то зоофилия распространена гораздо шире, чем об этом говорят или пишут. А ведь всё потому, что говорят об этом те, кто сами подобным не занимаются. Те же, кто страдает этой половой перверсией, о ней молчат. Полное табу! Отсюда почти все сведениё о зоофилах случайны. И вот ведь какая интересная закономерность — о зоофилах узнают в первую очередь не психиатры, коим вроде по роду деятельности с таким явлением дело иметь, а врачи неотложек и ургентные хирурги. Потому как животному трудно объяснить правила поведения, а человеческий организм хрупок. Особенно у девушек. Ещё одно заблуждение — считается, что зоофилией страдают в основном мужчины. Это верно лишь с «технической» точки зрения — мужчине легче совершить половой контакт с самкой, пусть даже насильно, чем женщине возбудить самца не родственного нам вида. Тут ведь насильно не получится. Но чуден свет, а дела людей живущих в нём, ещё чуднее.

Эта история произошла в маленьком гарнизонном госпитале в районе посёлка Угулан, что на побережье Охотского моря. Впрочем близость там относительна — от части до Угулана ещё ехать порядочно. Места там малолюдные, и поэтому военным медикам часто приходится оказывать помощь гражданскому населению. И вот в один прекрасный день заезжает во двор госпиталя виды видавший «Зилок» из местного рыбпромхоза. В кузове грузовика набросано соломы, а поверх лежит девушка без сознания. Рядом мать и подруга. Спрашивают, что случилось, мать ничего не знает. Лицо в полнейшей растерянности, похоже действительно для неё случившееся полная неожиданность. Подруга тоже молчат, только от чего-то жмётся к стенке. По поджатым губкам и бегающим глазкам создаётся впечатление, что не всё так чисто — похоже что-то она всё же скрывает.

Сняли девушку, положили на каталку, отвезли в приёмный покой госпиталя. Там полностью раздели, подошёл хирург, терапевт, реаниматолог… И тут замечают, что на простынке, какой была покрыта та каталка, красное пятно. Откуда? Да между ног. Госпиталь малюсенький, нету там в штате гинеколога. Ближайший за триста вёрст в Магадане. Придётся самим. А гинеколог оказался и не нужен — кровь из заднего прохода сочилась. Небольшой разрыв на анусе. Пока реаниматолог устанавливал систему для внутривенных вливаний, хирург быстро пальцевое исследование заднего прохода провёл. И обнаружил там сперму. Эге, вот какое дело! Изнасилованием с извращённым половым актом и причинением тяжких телесных повреждений такое называется. Статья 117-я, а учитывая возраст потерпевшей (несовершеннолетняя), то ещё и 119-я. Впрочем выглядит вполне половозрелой. Кто же это мог быть. Беглые зеки, бичи, старатели, залётные гастролёры? Местные — рыбаки, да охотники — на такое не пойдут, нравы Севера строгие. А может это наши солдаты постарались? Но рассуждать некогда — похоже повреждения внутренних органов серьёзные, срочно девушку на стол. Едва догадались стерильным тампонами смазы из заднего прохода и влагалища взять. И на счастье фельдшер, что у них за лабораторию отвечал, дельный попался. Перед тем, как положить этот материал в пробирки и поставить в холодильник, он тампонами мазнул по стёклышкам для микроскопии. Подписал, что от куда — получились готовые микропрепараты, разве что не прокрашенные. Вот молодчина, здорово помог следствию! Места глухие, следователю придётся на вертолёте сюда лететь. Поди знай, когда он явится, а тут ещё и погода нелётная.

Читайте также:  Строительство террас и веранд

Когда разрезали живот, то сразу по всей операционной завоняло фекалиями. Среди розовых кишок прятались коричневые колбаски — самая мерзкая находка для хирурга. Без разрыва кишечника такое в брюшную полость не попадёт. Причину нашли быстро — ректальная ампула, самый последний участок прямой кишки, разорвана по длине. Края раны рваные — явно такое возможно только в одном случае, если в задний проход забить что-то твёрдое, например палку. Да, настоящий садизм… Хирурги рассуждают, а их руки тем временем ловко вылавливают вышедшие из разрыва фекальные массы и бросают их в стоящий подле стола тазик на треноге. Вонь так и лезет под маски. Вот наконец последний кусок. Подбежавший санитар сразу уносит таз, воздух в операционной становится чище.

Меняются халаты и перчатки, кто-то по-быстрому пошёл перемываться — измазавшись в дерьме, стерильности понятно, никакой. Теперь начинается самое сложное. Нет, не ушивание ампулы прямой кишки. Это тоже весьма мудреная процедура, требующая хорошей сноровки, твёрдых знаний и навыков. Но не от этого разрыва исходит главная опасность. Каловый перитонит, или воспаление брюшины, обсеменённой микрофлорой фекалий, вот это враг номер один. Вначале заполнили брюшную полость физраствором, «прополоскали» в нём кишки, потом электроотсосом откачали. Затем залили раствором фурациллина, постарались промыть каждый закуток брюшной полости. Но удалить таким образом бактерии невозможно. Можно только уменьшить их количество, но всё равно останутся в брюхе миллиарды кишечных палочек да всяких пептококков. До начала эры антибиотиков каловый перитонит означал смерть. Теперь же есть надежда, правда далеко не стопроцентная.

К сожалению надежда на антибиотики не оправдалась. Разлитой каловый перитонит цвёл пышным цветом, не обращая внимания на самые сильные дозы новейших лекарств. Брюшную стенку в таких случаях даже полностью не зашивают. Повторные промывания бактерицидными средами, дренажи и трубки, через которые внутрь брюха подавались растворы и оттекало гнойное содержимое, тоже особого эффекта не имели.

Девушка умерла не приходя в сознание, как раз когда прилетел следователь. Он и отправил вертолёт назад с телом умершей, двумя пробирочками и теми лабораторными стёклами, что были взяты в первые минуты при поступлении. Понятно, что отправил он это областному судмедэксперту. Вскрытие трупа мало чего дало — прошло много времени с момента предполагаемого изнасилования, а ушитая рана изменила свои очертания. Можно, конечно хирургические нитки снять и попробовать восстановить края на момент травмы, но и это почти бесполезно. Лучше воспользоваться описанием самих хирургов. Травмирующий объект должен был быть твёрдым и скорее всего с коническим, но не острым, концом. Впрочем, теперь это всё гадания. Из сопутствующих повреждений только небольшая ссадинка и синяк на спине. Повреждений в паховой области и на внутренней стороне бёдер никаких — очень странно для столь садистского изнасилования. Об этом и записали в протоколе.

Дошло дело до мазков. Покрасили стандартными гематоксилин-эозином. Теперь можно и под микроскоп. Влагалищный мазок пустой. А вот в ректальном точно сперма, да ещё какая — сперматозоидов навалом. Правда они чуть-чуть странные. Головка нормальный сперматозоида прокрашивается немного неравномерно — передний конец более светлый. А эти тёмные… Потом пропорции несколько иные. Опять же — едва заметная разница в соотношении размеров головки и среднего участка — небольшого утолщения, переходящего в хвост. Но известно же, что около четверти спермиков в обычной сперме здоровых мужиков имеют те или иные дегенеративные признаки или абнормальные формы. Списал судмедэксперт свои догадки на индивидуальное различия конкретного индивида, и значения им не придал. А зря… золотое правило патогистологии — сомневаешься, положи для сравнения рядом контрольный препарат с нормальным образцом и сравни. Нашлось бы ещё кое-что интересное, например разница в размерах.

Тем временем следователь вплотную занялся подругой потерпевшей. Кстати, подруг звали Лена и Надя. Лена в морге, а Надя показания даёт. Вначале отнекивалась, мол не знаю ничего, а потом разрыдалась и рассказала как было дело. Не было никакого изнасилования. Была странная девичья забава, кончившаяся так неожиданно и страшно.

Подруги приезжали в поселок только летом, на каникулах. В остальное время они жили порознь — Лена в Магадане, Надя в Охотске, где учились в профтехучилище и десятилетке-интернате. Были они одногодки и исполнилось им по шестнадцать лет. Отец Лены работал зоотехником на свинарнике. Несмотря, что главным делом посёлка было рыболовство, но местный рыбпромхоз имел небольшое подсобное хозяйство, где выращивал мясцо для своих рабочих. Свинарник был маленьким, и по штату, да и то неофициальному, работал там лишь один зоотехник. Летом, когда путина и все в море, в посёлке скукота. Вот и пошли девушки помочь отцу на свинарник. А у того ответственный день был — он свиноматок до хряков подпускал. Девчонкам на такое смотреть он не разрешал, но те всё равно что надо увидели во всех деталях — залезли на чердак, да залегли в соломе. Вот загнал папаша свинку к хряку, тот взгромоздился, но попасть куда надо не может. Отец хватает хряка за детородный орган и суёт его по назначению. Истошный визг свиноматки, довольное повизгивание хрячка — дело сделано. Закончив с осеменением, батя достал початую бутылочку беленькой, хлебанул из горлышка за будущий приплод, а потом ушёл в посёлок. На сегодня ему здесь делать нечего.

Девицы долго лежали на соломе в вонючем свинарнике, смачно обсуждая увиденное и возбуждая друг друга рассказами о своих половых связях "на большой земле". Потом решили спуститься и самим попробовать провести осеменение — уж очень им понравился вид трахающихся свиней. Впустили хрюшку к хряку, картинка повторилась, и опять хряк попасть не может… Тогда Лена набралась смелости, схватила хряка за член, и точно так же как делал её отец, направила его. От этого прикосновения её тело аж вздрогнуло от разлившегося возбуждения. Дождавшись конца случки и разогнав свиней по клетухам, девушки пошли в посёлок по домам. На полпути Лена сказала, что второпях забыла на свинарнике часы, пусть подруга идёт одна, а ей надо срочно вернуться. Ведь если их найдёт отец, то могут быть лишние вопросы… Логично. Так девушки и расстались.

Вечером в дом к Наде постучалась мать Лены — оказывается та ещё с утра ушла, да так и не появлялась. Наде что-то подсказало, что поиски надо начинать со свинарника. Но в свинарнике Лены тоже не оказалось. Правда самый стройный и молоденький хрячок свободно разгуливал меж клетухов, а дверка в его загончике оказалась настежь открытой. На сетке, огораживающей клетух, висела Ленкина кофта, а на столике, где её отец-зоотехник вёл журнал по уходу за своим свинским хозяйством, лежали трусики и колготки.

Лену нашли у ручья за свинарником. Та лежала у воды без сознания. Мать осталась с дочерью, а Надя побежала в промхоз за машиной. Девушку отвезли в госпиталь, а дальше, товарищ следователь и сам всё знает. На вопрос, кто же изнасиловал Лену, Надя отвечает просто — вот тот хряк и изнасиловал.

Рассмеялся следователь с такой версии. Свиньи людей не насилуют. Кусают, грызут, даже бывало полностью съедают, но не насилуют. Вариант отпадает, как полностью бредовый. Но как бы там не было, за неимением никаких улик и других подозреваемых, надо эту бредятину отмести научно. Следак звонит судмедэксперту и задаёт ему глупый, казалось бы, вопрос: "Слушай, док, а случаи женской зоофилии со свиньями в науке описаны?" Оказывается описаны, пусть как и казуистика. Причём и исходы такого сожительства известны — очень часто подобные амурные дела заканчиваются серьёзной травмой, в основном от копыт животного. Свинья в три раза тяжелее и намного сильнее человека. Но встречается и более специфическая травма — промежностные разрывы. Дело в том, что член у Sus scrofa [2] закручен на манер штопора, а головка заострена. Кроме кавернозных тел и спонгиозных хрящей, в физиологии спаривания свиней большую роль играют специальные мышцы по бокам пениса. С одной стороны, чаще всего справа, они гораздо сильнее развиты, чем с другой. Поэтому во время полового акта кабаний член действительно подобен штопору — он с силой вкручивается в свиноматку, словно гигантский шуруп. Да и топографическая анатомия Homo и Suidea [3] довольно разная. Если представить себе женщину в роли свиноматки, то очень вероятно, что такое оружие попадёт чуть выше — в женский задний проход, и тогда разрыв прямой кишки гарантирован.

Читайте также:  Чем утеплить окно деревянной рамой

Ну что ж, оказывается версия не так уж и глупа, как казалось ранее. Дело за малым — проверить серологическим методом, а чья же сперма? Антигены не врут. К великому изумлению Ленкиных родственников и вообще всех, кто её знал, дело о садистском изнасиловании со смертельным исходом было закрыто из-за отсутствия состава преступления. Её смерть, пусть редкий, но несчастный случай при совершении полового акта по обоюдному согласию. Иммунология подтвердила — сперма оказалась свиной. А вот как там уж дело обстояло… В смысле какие ласки, да какие позы, остаётся только гадать.

Каждое утро девочку до школы провожала собака.

Как это случилось в первый раз.

Утро выдалось ненастным. Дождь лил, как из ведра. Девочка уже выбежала из подъезда, когда поняла, что забыла зонт. Возвращаться не было времени-школьница опаздывала. Впрочем, это для нее было вполне привычно.

Перепрыгивая через лужи, девочка помчалась в школу. Иногда, после очередного прыжка, она приземлялась прямо в воду и тогда брызги летели во все стороны, вызывая недовольство редких прохожих.

На светофоре пришлось остановиться. Ожидая зеленый свет, подросток нервно переминался с ноги на ногу.

В туфлях хлюпала вода, по волосам бежали ручейки, затекая за воротничок блузки. Девочка не обращала на это никакого внимания. Все ее мысли были заняты предстоящей контрольной по математике.

Вдруг она почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд. Школьница повернула голову и их глаза впервые встретились.

На девочку смотрел вовсе не человек. Это была собака.

Животное и подросток некоторое время смотрели друг на друга. В тот момент они были очень похожи-обе мокрые и одинаково беззащитные перед природой.

–Тебя как зовут? -неожиданно для самой себя спросила девочка.

Собака продолжала молча смотреть на незнакомку.

–Ты где живёшь. Ты такая мокрая. Тоже забыла зонт? -попыталась шутить девочка.

Школьница не заметила, как красный глаз светофора потух, уступив место зеленому.

–Наверное, у тебя нет ни дома, ни хозяина? Ты такая грязная и худая.

При этих словах собака опустила глаза, как будто ей стало стыдно. То ли за свой внешний вид, то ли за бросившего ее на произвол судьбы хозяина.

–Понятно. А пойдем со мной?!Я угощу тебя чем-нибудь вкусненьким, -оживилась девочка.

В ту же самую секунду она вспомнила, что опаздывает в школу.

–Ой! -Она бросила взгляд на жёлтый свет светофора. -Побежали!

С этими словами подросток бросился через дорогу.

Уже оказавшись на противоположной стороне, она оглянулась. Собака нерешительно передвигалась в сторону девочки.

–Ну же, давай быстрее! Я и так опаздываю.

Животное немного ускорило шаг. Ждать было некогда и школьница побежала вперед, лишь изредка оборачиваясь, но не замедляя шагов.

Только около школы девочка остановилась. Собака была рядом.

–Сиди и жди. Я сейчас.

Взявшись за дверную ручку, она снова приказала собаке:«Сиди! » и скрылась в здании школы.

Идти на урок математики уже не имело никакого смысла. Школьный звонок давно прозвенел. И без того строгая учительница никогда бы не пустила в класс опоздавшего ученика, а уж на контрольную и тем более. Поэтому весь первый урок девочка провела со своей новой знакомой.

В школьной столовой она купила для собаки булочку с чудным запахом ванили. Хотела, конечно, сосиску, но той не оказалось.

Животное осторожно приняло угощение. Только тщательно обнюхав булочку, собака неспеша съела ее и с грустью посмотрела на девочку.

–Прости, но у меня больше ничего нет, -виновато развела руками школьница.

Она действительно купила булочку на свои последние деньги.

Дождь давно прекратился. Выглянуло ласковое весеннее солнышко.

Поглаживая влажную собачью шерсть, девочка приговаривала:

–Ничего, ничего. Скоро будет лето, будет тепло, хорошо. Хорошая моя собака, хорошая.

Собака доверчиво смотрела в глаза подростку, как будто хотела спросить:«А ты будешь рядом? Ты меня не бросишь? »

Кто знает какова была судьба этого бездомного существа до того дня, но теперь оно обрело в лице девочки самого надежного друга.

Каждое утро девочку до школы провожала собака. Об опозданиях было забыто раз и навсегда. Школьница старалась как можно быстрее одеться, позавтракать, тайком от матери положить в сумку какую-нибудь еду и выйти из дома.

Собака всегда сидела напротив подъезда и терпеливо ждала.

–Хорошая, хорошая моя, -девочка ласково трепала животное за уши. -Как я по тебе соскучилась, хорошая моя!

Собака преданно смотрела на школьницу и лизала ее обветренные руки.

–Сейчас, подожди. -С этими словами девочка обязательно доставала из своей школьной сумки какое-нибудь лакомство и угощала им бедолагу. -Ешь, ешь, моя хорошая.

После того, как трапеза была закончена, подруги отправлялись в путь, к школе. Собака всегда бежала рядом с девочкой, по правую руку от нее.

Возле школьной калитки наступало расставание.

–Ну, мне пора, -будто извиняясь неизменно произносила девочка. -Пока! До завтра?

В ответ собака одобрительно виляла хвостом и провожала школьницу долгим взглядом до самой двери.

–У Вашей дочери обострение. Ее состояние вызывает опасения. Я выпишу направление в стационар.

–Стационар?!Все так плохо, доктор?

–Пока нет. Но все же я настоятельно рекомендовал бы ей лечь в больницу.

–Но я не могу! У нас экзамены начинаются, -вступила в разговор до того молчавшая девочка.

–Экзамены-это, конечно, важно. Очень важно. Но здоровье все-таки важнее. Ты уже достаточно взрослая и должна сама понимать всю опасность своего положения.,-строго произнес пожилой врач, сверля подростка взглядом поверх очков. -Наверняка ты помнишь, что произошло в прошлый раз. Спасибо скорая чудом успела! А ведь все могло быть совсем иначе. И тогда бы мы сейчас здесь не беседовали.

После этой небольшой тирады мужчина начал что-то быстро писать в амбулаторной карте. Повисло неловкое молчание.

–Доктор, я ума не приложу на что у нее опять аллергия? -нарушила тишину мать девочки. -Мы вроде все соблюдаем-никаких ковров, цветов.

–Кошку или еще кого не завели дома? -продолжая писать поинтересовался врач.

–Что Вы?!Об этом даже речи быть не может! Как только дочка стала задыхаться, мы сразу же свою кошку отдали в добрые руки.

–Вот, возьмите, -врач протянул женщине несколько исписанных мелким почерком листков бумаги. -Здесь я прописал вам лечение, нужно все строго соблюдать. Направление в стационар я тоже выписал. Конечно, решение принимать вам, но я бы не советовал играть с огнем. Надеюсь, Вы понимаете всю серьезность ситуации. До свидания! Не смею вас задерживать.

Девочка встала с кушетки и спешно покинула кабинет врача. Мать растерянно остановилась на пороге.

–Доктор, а если мы все-таки не пойдём в больницу? Если останемся дома? -спросила женщина, зная упрямый нрав своей дочери.

Читайте также:  Открытый очаг в беседке

–Ну тогда молитесь. Может чудо и произойдет. Хотя лично я в чудеса не верю.

Комок подступил к горлу матери, на глаза навернулись слёзы.

–Ну, ну, только не плачьте! -чуть мягче произнес доктор. -Слезами горю не поможешь. А вот если бы Вы устранили причину, то есть аллерген-вот это было бы очень хорошо. Вот тогда бы можно было смело расчитывать на успех. Ну а пока поговорите дома с дочерью, постарайтесь ее убедить. Она у Вас, конечно, с характером, но ведь не глупая. Главное, не давите на нее. Спокойствие и аргументы-вот Ваше главное оружие, иначе только хуже сделаете. Подростковый возраст, чего Вы хотите?!

–Спасибо Вам, доктор! Простите меня, -тихо извинилась женщина.

–Не извиняйтесь, я все понимаю. Лечение я вам назначил. Надеюсь поможет. При себе всегда имейте ингалятор и лекарства. Сами все знаете-опыт, к сожалению, уже есть. До свидания!

До дома мать и дочь шли молча. Каждая была погружена в свои собственные мысли.

Уже войдя в квартиру, женщина неожиданно задала вопрос:

–А куда вчера подевалась последняя сосиска из холодильника?!Главное, с вечера была, а утром ее уже нет! И самое интересное, что ты ведь не ешь сосиски! А?!

От растерянности девочка часто заморгала, несколько раз тяжело вздохнула, но так ничего и не ответила.

–Понятно. -Тон матери не предвещал ничего хорошего. -И кто на этот раз?!Кошка? Собака?

Дочь по прежнему не произнесла ни звука.

–Давай, говори! Чего молчишь?!-закричала женщина.

–Собака, -еле слышно ответила девочка.

–Собака?!Слушай, ты нормальная, а?!Ты же в прошлый раз чуть не умерла! Тебя еле откачали в больнице, а ты опять за старое?!Тебе что, жить совсем не охота?!Да?!Или ты головой повредилась у меня?!Отвечай, чего молчишь?!-кричала мать.

Вместо ответа дочь зарыдала и заперлась в ванной.

–Открой, открой я тебе говорю! -что есть мочи колотила по двери обезумевшая женщина. -Ты хоть знаешь сколько эти лекарства стоят, а?!У нас холодильник пустой, туфли одни на двоих, а она собаку видите ли пожалела! Собачку ей жалко! А мать свою тебе не жалко, да?!Хрен с ней, с матерью! Пусть как хочет, так и выкручивается! Так?!Да?!Папаша твой умер! Оставил меня одну с ребенком! И ты следом за ним хочешь, да?!

Выплеснув всю свою ярость, женщина заревела навзрыд. Она тяжело опустилась на старый табурет, стоявший на кухне, обхватила голову руками и продолжала рыдать от горя и своего бессилия перед ним.

–Мам, ну мам. Не плачь. Я люблю тебя. -Девочка гладила мать по голове, пытаясь хоть как-то ее утешить.

–Любишь?!Любишь, да?!-продолжая рыдать спросила женщина. -Любовь-это не слова. Любовь-это поступки, запомни! Ты говоришь, что любишь меня, а сама даже не задумалась что со мной будет, если тебя не станет?!Как мне тогда жить без тебя?!

По щекам дочери потекли горькие слёзы.

–Мама, а ты когда-нибудь думала каково так жить, как живу я?!Я не живу, я существую. Туда не ходи, сюда не гляди, этим не дыши. Как так можно жить?!Мне даже собаку нельзя погладить потому, что от этого я могу умереть. Просто умереть, мама! Зачем так жить? Для чего?

–Для меня. -Женщина посмотрела в глаза дочери. -Для меня, доченька, просто живи для меня. Кроме тебя у меня больше ничего нет.

Мать встала и обняла девочку за хрупкие плечи.

–Роднулька моя, береги себя для меня. Ты мое счастье, ты моя душа, ты смысл всей моей жизни. Доченька моя, -всхлипнула женщина.

–А ты моё счастье, мамочка, -сквозь слёзы произнесла дочь. -Ты тоже береги себя. Для меня. Родная моя.

Так и стояли на давно не видавшей ремонта кухне два одиноких в душе человека:мать и дочь, из последних сил хватающихся друг за друга в этой сложной и не щадящей их жизни.

Лето пролетело, как один день. Каникулы девочка провела вдали от родного города, у своей бабушки. Чистый деревенский воздух, парное козье молоко, овощи и фрукты, выращенные на собственной земле, не могли не отразиться на слабом здоровье девочки. Загоревшая, полная жизненных сил вернулась она домой.

Слыша звонкий смех дочери, женщина невольно улыбалась и сама. Она была счастлива.

На первое сентября пошли вместе. Совсем как раньше. И хотя мать и дочь теперь были одного роста-это их нисколько не смущало. Они шли, взявшись за руки и беззаботно болтая, как две подружки.

На следующее утро девочка постаралась выйти из дома пораньше. Вопреки ее ожиданию собаки напротив подъезда не было.

Девочка медленно побрела в сторону школы, сначала часто, а потом все реже оборачиваясь назад в надежде увидеть свою давнюю знакомую.

Не пришла собака ни на следующий день, ни через неделю, ни через месяц.

Каждый раз, выходя из дома, девочка клала в сумку какую-нибудь еду, но делала уже это скорее по привычке, чем в надежде вновь увидеть собаку.

Однажды утром, в очередной раз не обнаружив около подъезда свою четвероногую подругу, школьница заплакала.

Раскрошив ванильную булочку прожорливым голубям, девочка прошептала:

–Прощай, моя собака! Наверно ты нашла себе нового друга, раз больше не приходишь ко мне. Надеюсь, тебе хорошо с ним. Прости. Жаль, что мы больше никогда не увидимся.

Тем же вечером мать зашла в комнату дочери пожелать ей спокойной ночи.

Девочка лежала на спине и смотрела в потолок немигающим взглядом.

–Доча, доча, -негромко позвала женщина. -Доча.

Тишину прервал истошный крик, больше похожий на вопль смертельно раненого зверя, чем на плачь матери, потерявшей своего ребенка. И лишь единственным безмолвным свидетелем ее горя был распустившийся в тот вечер цветок, спрятанный за занавеской.

–Доктор, у нее есть хоть какое-то улучшение?

–Кое-что есть, но выписывать Вашу тетю пока еще рано.

–Понятно. Вы говорите какие лекарства, может еще что надо?

–Хорошо. Не волнуйтесь, пока все есть.

–Можно с ней повидаться?

–Да, конечно. Только вряд ли она Вас узнает.

–Ничего, я все равно хочу с ней поговорить.

Женщина сидела на скамейке, положив руки на колени, как ребенок в детском саду. Взгляд ее был устремлен куда-то высоко в небо. Несмотря на то, что на губах застыла улыбка, глаза матери казались совсем пустыми.

Девушка молча присела на скамейку. Несколько минут они сидели рядом, не проронив ни слова.

–Все думают, что я дура, -неожиданно усмехнулась женщина. -А я не дура. Я все помню. Все-все. Я помню, когда ей было пять лет, она сказала, что хочет стать богатой. Когда вырастет. Я спросила почему она хочет стать богатой? А она сказала, чтобы открыть приют для бездомных животных. Представляешь?!В пять лет! Она же у меня такая умная. А ты знаешь, что она школу с золотой медалью закончила?!

После этих слов, произнесенных с особой, материнской, гордостью, женщина повернула голову и впервые посмотрела на собеседницу.

–А ты кто? Новенькая? Ну тогда же ты ничего про меня не знаешь. -произнесла пациентка и разочарованно отвернулась.

–Так расскажите, -не зная как вести себя в подобной ситуации, ответила посетительница.

–Рассказать? Рассказать. Отравила я эту чертову собаку, вот так! Дочку в деревню отправила, а сама от собаки избавилась. У гаражей ее закопала. Думаешь, злая я? Да. Я в церковь ходила, у Бога прощения просила. Не простил. не простил. не простил.

Девушка вышла из городской психиатрической больницы. Низко опустив голову, и почти не видя дорогу из-за застилавших глаза слёз, побрела на автобусную остановку.

Комментировать
3 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно
No Image Огород
0 комментариев
No Image Огород
0 комментариев
No Image Огород
0 комментариев
No Image Огород
0 комментариев
Adblock detector